Ресторан ЦДЛ. Интересные факты - новости индустрии от 4banket.ru
К списку новостей
Категория "Event"

Ресторан ЦДЛ. Интересные факты

Рубрика «Знаменитые рестораны старой Москвы»

Праздник Нового года в России переживал многочисленные стадии общественного восприятия – от откровенного неприятия до восторженного признания. Например, во времена Хрущёва и Брежнева Новый год не считался семейным мероприятием. Линия партии настоятельно рекомендовала советскому народу отмечать его «на людях», в кругу единомышленников. В частности, для представителя столичной творческой интеллигенции не было лучшего места для встречи Нового года, чем ресторан Центрального дома литераторов.

Всё здесь было овеяно легендами и историями, мифами и реальными знаменательными событиями. А как здесь кормили! И кто здесь бывал! Разворачивалась нешуточная борьба между обладателями «красной книжицы» - членского билета Союза писателей, чтобы попасть в ЦДЛ и увидеть свою фамилию в новогоднем списке приглашённых.

О знаменитых ресторанах Москвы продолжает рассказывать ведущий информационный интернет ресурс 4banket.ru.

Как княжеский особняк в ЦДЛ превратился

Старинному особняку на Поварской улице, в котором разместился ЦДЛ, более 130 лет. Первый его владелец – князь Борис Владимирович Святополк-Четвертинский. Это по его заказу архитектор Пётр Бойцов, один из самых известных в первопрестольной, создал в 1889 году «шедевр стилизации». Его гением и старанием, на Поварской появилось красивое строение - мини-образец замка французского Ренессанса с элементами барочной архитектуры и готическими интерьерами.

Факт: говорят, что прадед князя придумал рецепт гурьевской каши. А сам князь вошёл в историю шикарной отделкой своего особняка. Лестница и стены гостиной – из морёного дуба, а резные колонны – из раритетного сандала. Плюс к этому стрельчатые арки готических окон, витражи, массивный камин и прочие роскошества, которые сделали особняк знаменитостью не только Поварской улицы, но и всей Москвы.

Следующими владельцами этой красоты стали Олсуфьевы. Вдовствующая графиня Александра купила особняк в 1897 году и счастливо в нём жила, растила детей и устраивала великосветские приёмы вплоть до Октябрьской революции. В 1919 году она, с уже взрослыми детьми и внуками, покинула безнадёжно советскую Россию, выбрав для жительства Италию.

Новая власть «буржуйский» особняк национализировала и заселила его беднотой. Потом дом на Поварской передали отделу детских учреждений при ВЦИК и, наконец, в 1934 году – Союзу писателей СССР.

Факт: сначала дом на Поварской назывался «Домом советского писателя» и лишь в 1955 году его переименовали в Центральный дом литераторов.

«Храм еды» при ЦДЛ

В ЦДЛ проходили встречи, семинары известных поэтов и писателей, их творческие вечера. Здесь отмечали праздники, обмывали литературные премии, проводили поминальные панихиды. Местные стены помнят громкие «разоблачения» и изгнания из Союза писателей, в частности, исключение Бориса Пастернака, накануне получившего почётнейшую награду – Нобелевскую премию.

В подвальном этаже здания был открыт буфет для писателей, а атмосферный и торжественный Дубовый зал использовался как ресторан.

Факт: вопрос об организации в ЦДЛ своего ресторана был решён не сразу. Шесть лет он провисел в воздухе, пока, наконец, Дом литераторов не прикрепили к дефицитной спецбазе №7 Моглавресторана.

И тогда в ЦДЛ началась совсем другая жизнь, в которой местный ресторан стал настоящим храмом еды. У членов Союза писателей более не было необходимости ходить в «Метрополь» или «Националь», чтобы вкусно поесть. «Харчи» в клубном ресторане ЦДЛ были не хуже.

Ведомственная писательская кухня снабжалась самыми лучшими в СССР продуктами. В здешнем меню не переводились рябчики, свежие огурцы, икра. Антураж Дубового зала и банкетная сервировка были под стать. Одна огромная хрустальная люстра чего стоила, да изящный павловский фарфор.

Дубовая лестница, сделанная без единого гвоздя (как гласит легенда, из-за Александра III, повредившего на ней однажды ногу), вела на второй этаж, в Каминный зал, оформленный в стиле рыцарского замка.

Факт: знаменитую люстру передали ЦДЛ по личному распоряжению Сталина. До этого она украшала одну из станций московского метрополитена.

Руководил кухней Я. Д. Розенталь – колоритный персонаж, большой почитатель литературы. Он был не только хорошим ресторатором, великолепно знающим своё дело, но и радушным хозяином. Это его усилиями и талантами, в ЦДЛ царила обстановка домашнего уюта и гостеприимства.

Основу местного меню составляли классические русские блюда, но в «авторском прочтении»: заливное из судака, пельмени и вареники, суточные щи, пожарская котлета, копчёная стерляжья спинка с грушей, грибное рагу, ягнёнок по фирменному рецепту ЦДЛ и тому подобная вкуснятина.

Открытый в начале 1940-х, ресторан ЦДЛ не закрывался даже в военные годы. Просто щи стали пожиже и меню поскуднее, да и сам ресторан понижен в звании, до ведомственного пункта питания.

Факт: в голодные военные годы в ЦДЛ работали столовая и ресторан. Едоков распределяли «по сословию». Рядовых литераторов кормили в столовой омлетом из американского яичного концентрата, прозванным «улыбкой Рузвельта». А начальство от литературы угощалось в ресторане «литерными обедами» с картофельными и даже иногда мясными котлетами.

Но, как только война закончилась, ресторан ЦДЛ быстро вернул позиции одного из притягательнейших уголков советской Москвы: поток натуральных продуктов возобновился, и в меню вернулись «нелитерные» блюда.

В 50-х годах к старинному дому на Поварской пристроили еще одно здание, с выходом на Большую Никитскую (ранее – ул. Герцена). Так появились два дополнительных зала – Большой и Малый. В них до сих пор работают кафе, бильярд и ещё одно кафе, прозванное «Пёстрым залом».

Факт: название «Пёстрый» зал получил за стены, расписанные авторскими автографами и разукрашенные шаржами литературных классиков. Под стать стенам была и здешняя публика – разношёрстная литературная братия, состоящая большей частью из безденежных писателей. Здесь не столько ели, сколько закусывали, предпочитая крепкие и недорогие алкогольные напитки. Только в Пёстром зале отпускали водку под долговую роспись в специальном блокноте.

Посетители ресторана ЦДЛ

Дом на Поварской манил к себе не только литераторов. Но попасть сюда стороннему человеку было очень непросто. Проникновение сопровождалось преодолением немыслимых препон. Кроме наличия разового пропуска или действующего членства в Союзе писателей, надо было ещё пройти фейс-контроль церберов-администраторов на входе.

Факт: одним из самых свирепых местных администраторов был А.С. Бродский, известный тем, что не впустил в ЦДЛ Анастаса Микояна и Аллу Пугачёву. Говорят, что в «нижний буфет» нового здания вёл подземный переход из соседнего правления Союза писателей. А наиболее отчаянные пытались проникнуть в святая святых через форточку женского туалета. Её для этих целей всегда держали приоткрытой.

Литературный сословный ранжир и табель о рангах проявляли себя во всей красе при рассадке на новогодних банкетах. В Дубовом зале – самые почётные и именитые гости, в Пёстром – крепкие середнячки от литературы, а в фойе – рядовые члены Союза писателей.

Вход – строго по фамильному списку, который утверждался на заседании правления СП. За попытки провести «нелегалов», пусть даже и близких родственников, можно было получить наказание в виде отлучения от следующего новогоднего банкета.

Сегодня жизнь в ЦДЛ продолжает кипеть. Работает и ресторан, исторический интерьер которого был тщательно отреставрирован в начале 2000-х. И кормят, говорят, по-прежнему вкусно, только цены кусаются. Но зато попасть сюда теперь может любой желающий, совершенно легально.

К другим интересным публикациям:

Новогодние подарочные идеи: друзьям, любимым, себе
Здравствуй, дедушка Мороз!
Свадьба в Подмосковье с размещением гостей недорого - ТОП-15

Другие новости
Подписаться на новости

4banket.ru в социальных сетях:

to-top